Русь просыпается. Антинатовское восстание в Черногории

chernogoriya-protesty

В маленькой балканской Черногории — массовые беспорядки. Люди, вышедшие на улицу, протестуют против политики руководства страны на ускоренную интеграцию государства в ряды блока НАТО. В столице страны Подгорице демонстранты организовали палаточный лагерь, проводят митинги против политики правительства.

Обстановка на улицах Подгорицы постепенно накаляется. Во время столкновений несколько офицеров полиции получили легкие ранения, один офицер — тяжкие телесные повреждения. Палаточный лагерь перед зданием парламента был развернут еще 27 сентября, однако 17 октября полиция страны получила приказ на его разгон с помощью специальных средств. Во время разгона палаточного лагеря полиция Черногории задержала 11 человек, среди которых — предполагаемые лидеры акции протеста, включая и депутатов парламента от оппозиционного Демократического фронта. Несколько журналистов оппозиционного толка были избиты полицейскими в ходе акции. Вот такой «Майдан наоборот», как уже успели прозвать волнения в Черногории ведущие российские СМИ. Российская Федерация, связанная с Черногорией давними историческими культурными и политическими узами, уже выразила сожаление по поводу разгона палаточного лагеря в столице страны. Заместитель председателя Государственной Думы РФ Сергей Железняк высказался по поводу текущих событий в Черногории достаточно определенно:

«мы осуждаем предпринятые в Черногории насильственные меры, включая избиения и аресты в отношении собственных граждан, депутатов парламента, общественных деятелей и журналистов. Наша ранее озвученная позиция заключается в необходимости общенационального диалога по урегулированию кризиса, направленного на стабилизацию обстановки, а также осуществление дальнейших легитимных политических преобразований. В сложившейся ситуации призываю противостоящие стороны сделать все необходимое, чтобы не допустить дальнейшей эскалации конфликта»

Однако многие политические аналитики идут еще дальше — они утверждают, что последние события в Подгорице демонстрируют всему миру подлинный характер черногорского политического режима. «Были избиты несколько оппозиционных журналистов, в том числе Гойко Раичевич — известный в Черногории журналист, ведущий оппозиционный портал ИН4С, по предварительной информации, он в коме. Либерализм отпал — режим проявил истинное авторитарное лицо», — считает руководитель группы Балканских исследований Российского института стратегических исследований РИСИ Никита Бондарев.

Напомним, что Черногория, в отличие от Сербии, еще до распада Союзной республики Югославия рассматривалась Западом как «оплот демократии» в сербском мире. Что это означает, догадываются все — режим в Черногории носит проамериканский характер и действует в интересах США на Балканах. Именно поэтому Черногории прощается то, за что другие страны получают неизбежное клеймо авторитарных режимов. Собственно, вся история современной независимой Черногории — это история противостояния американских интересов здравому смыслу и подлинным потребностям черногорцев. Начнем с того, что в 1992 году, на состоявшемся 1 марта референдуме, 95,96% черногорцев проголосовали за вступление Черногории в состав обновленной Югославии. Голосовало, правда, 66% населения — черногорские сербы, тогда как боснийские мусульмане, хорваты и албанцы, коих также много проживало в республике, бойкотировали эти выборы. Однако Запад не оставлял надежды отколоть от Союзной Югославии еще и Черногорию. Сделать это, правда, было несколько сложнее, чем отколоть мусульман — боснийцев и албанцев или католиков хорватов и словенцев. Ведь между черногорцами и сербами, говорящими на одном языке и исповедующими православие, фактически нет никаких отличий, разве что культурные особенности. Но для Запада Черногория, имеющая выход к морю, представляла стратегическое значение — с помощью установления контроля над Черногорией можно было лишить Сербию, традиционно связанную с Россией и являющуюся «самой нелюбимой» Западом страной на Балканах, выхода к Адриатическому морю и, тем самым, еще в большей степени ослабить ее. Поэтому Запад озаботился поддержкой антисербского и проамериканского политического режима в Черногории. В отличие от Путина, Лукашенко, Асада и других «неугодных» Западу политических лидеров, находящихся у власти долгое время, на то, что черногорский премьер-министр Мило Джуканович правит республикой (с «формальными» перерывами) с 1991 года — то есть, почти 25 лет, США и Евросоюз не обращают внимания. Главное, что он для них «правильный» руководитель, соблюдающий обеспечение американских интересов в регионе. Поэтому ему можно и разгонять демонстрантов, и третировать оппозицию, и править почти четверть века бессменно и без намека на ближайшие перемены в политической жизни.

Черногория: между независимостью и сербским единством

Черногория — одно из старейших государств Балкан, с древней и интересной историей. Еще в VII веке здесь появилось созданное сербскими племенами государство Дукля, первое время формально считавшееся составной частью Византийской империи. Однако затем князю Воиславу удалось победить византийцев в битве у города Бар (1042), после чего государство стало независимым. Примерно в это же время оно получило и новое название — Зета. Примерно в 1185 г. Зета была подчинена Сербскому княжеству, затем в 1356 г. вновь обрела независимость, а в 1439 г. стала протекторатом Венеции. Именно в это время она получила название Черногория — «Черные Горы». Столицей страны, в которой утвердилась власть местного рода Черноевичей, стал город Цетинье. Когда к 1499 г. территория Черногории практически полностью была подчинена Османской империей, турки сохранили за княжеством значительные привилегии. Черногория обладала собственным правительством, судебными инстанциями и даже собственной регулярной армией. Уже в середине XVII в. Черногория вновь обрела политическую независимость. К концу XVII в. относится и приход к власти в Черногории династии Петровичей (Негошей). Она имела «духовное» происхождение, поскольку в конце XVII в. единственным политическим авторитетом, способным преодолеть междоусобные противоречия черногорских родов, оказался митрополит Цетинье Данило Петрович-Негош, правивший почти сорок лет — с 1696 по 1735 гг. Данило Петрович установил власть своего рода над Черногорией, причем, поскольку он был митрополитом, то есть представителем «черного духовенства», не имевшего право жениться и обзаводиться потомством, власть в стране переходила от дяди к племяннику. Вплоть до середины XIX в. черногорские правители одновременно являлись и митрополитами — то есть, главами духовной власти, и главами политической власти в стране. Однако в 1852 г. Данило I Петрович провозгласил себя первым светским правителем страны — князем, и отказался от духовного сана. Черногория участвовала практически во всех вооруженных конфликтах на Балканах, обладая маленькой, но очень боеспособной армией. В 1876 г. страна вступила в черногорско-турецкую войну, в 1877-1878 гг. участвовала в Русско-турецкой войне, по итогам которой, в соответствии со Сан-Стефанским мирным договором 19 февраля 1878 г. получила выход к морю и порты Бар и Ульцинь. 13 июля 1878 г. основные европейские державы признали Черногорское княжество независимым государством. В 1905 г. была принята первая конституция Черногории, а 13 августа 1910 г. Черногория была провозглашена королевством. Она участвовала в Первой Балканской войне, начав боевые действия против Османской империи, затем воевала в Первой мировой войне против Австро-Венгрии, но спустя полтора года была вынуждена капитулировать и была оккупирована австро-венгерскими войсками.

Осенью 1918 г., после поражения Австро-Венгрии, Черногория вновь стала независимой. Великая скупщина, собравшаяся в Подгорице, приняла решение о безусловном вхождении Черногории в состав Королевства сербов, хорватов и словенцев. Именно с этого времени в черногорской политике выделилось два основных крыла — за объединение с сербами в едином государстве и за возрождение независимого черногорского государства. Первые в начале ХХ в. получили известность под названием «белаши» и пользовались активной поддержкой сербского правительства, сформировавшего из молодых «белашей» «Народную гвардию». Сторонники независимости назывались «зеленаши» и выступали за возвращение на черногорский трон династии Петровичей. Поскольку дочь бывшего черногорского короля Елена Петрович была замужем за королем Италии Виктором Эммануилом, черногорские «зеленаши» пользовались активной поддержкой Италии. На финансовые средства итальянского правительства «зеленаши» в 1919-1926 гг. вели партизанскую войну на территории Черногории против властей Королевства сербов, хорватов и словенцев. Триумф проитальянской партии произошел во время Второй мировой войны, когда сепаратисты получили поддержку фашистской Италии и провозгласили создание Временного административного комитета Черногории (действовал 17 апреля — 5 мая 1941 г.), позже трансформировавшегося в Черногорский Совет. Коллаборационисты из Черногорского Совета выполняли роль проводников итальянского влияния в Черногории.

5629d40ccb512_1445581836

Бенито Муссолини видел Черногорию, как и все Адриатическое побережье Балкан, частью «Большой Италии». В свою очередь, на черногорские земли засматривались албанцы и хорваты, которые мечтали поделить их между собой. Но, в конечном итоге, под влиянием короля Италии Виктора Эммануила и его супруги королевы Елены, Муссолини одобрил создание формально независимого Королевства Черногория, просуществовавшего с 1941 по 1944 гг. Однако коллаборационисты, провозгласив «независимость» королевства, столкнулись с … отсутствием претендентов на престол. «Зеленаши» пригласили на трон князя Михаила Петровича-Негоша — внука последнего черногорского короля Николы I Петровича. Однако Михаил заявил, что он поддерживает югославского короля Петра II Карагеоргиевича, доводившегося ему двоюродным братом, и поэтому занимать престол Черногории под итальянской эгидой не будет. После этого престол предлагали русским князьям — Роману Петровичу Романову и Николаю Романовичу Романову, однако и они также отказались занять пост черногорского короля. Поэтому королевством управляла итальянская администрация, а Черногория оставалась оккупированной территорией — сначала итальянцами, а затем, после крушения фашистской Италии,- немцами. Под руководством «зеленашей» была сформирована Ловченская бригада из четырех батальонов, которой командовал Крсто Попович (1881-1947) — активный сторонник независимости Черногории, сотрудничавший с итальянцами. Но существование Ловченской бригады было непродолжительным — вскоре часть ее бойцов перешла на сторону югославских партизан, часть — на сторону четников. Сам Крсто Попович не принял ни одну из сторон и пытался действовать самостоятельно, но в 1947 г. погиб, нарвавшись на засаду югославских правительственных войск.

Отделение Черногории от Сербии

После Второй мировой войны Черногория была включена в качестве союзной республики в состав Югославии. К счастью, во время распада Югославии Черногория избежала кровопролитных войн на своей территории, однако в стране активизировалось прозападное движение, выступавшее за отсоединение от Белграда. Западные интересы в черногорском руководстве отстаивал Мило Джуканович. Ко времени своего восхождения на вершины политического олимпа Черногории, Мило Джуканович был совсем молодым человеком. Он родился в 1962 году, а премьер-министром Черногории стал в 1991 году — в возрасте 29 лет. Еще в 1989 г., в 27 лет, его избрали в состав ЦК правящего Союза коммунистов Югославии. Именно он оттеснил от власти в Черногории «старую гвардию» черногорских коммунистов, заручившись поддержкой югославской политической элиты и спецслужб. Показательно, что пришедший к власти во многом благодаря поддержке Слободана Милошевича, Мило Джуканович вскоре предал последнего — он стал активным сторонником расширения автономии, а затем и отделения Черногории от Югославии. В 1991-1998 гг. Джуканович первый раз занимал пост премьер-министра Черногории, в 1998-2002 гг. был президентом страны, в 2003-2006 гг. — вновь премьер-министром страны, затем в 2008-2010 гг. Джуканович снова занимал премьерское кресло. Сейчас он — опять премьер-министр Черногории. Фактически именно Мило Джуканович является лидером «прозападной» партии в черногорском руководстве, выступая за скорейшую и активную интеграцию страны в Европейский союз и НАТО. Еще когда Черногория входила в состав союзного государства, Джуканович отделил автономию от Сербии таможенным и валютным барьером. Валютой страны стала немецкая марка, а затем евро. В 2006 г. именно с подачи Джукановича был инициирован референдум в Черногории, по итогам которого была провозглашена независимость республики и обеспечен ее выход из состава конфедеративного государства.

Мило Джуканович

Мило Джуканович

Разумеется, маленькая и слабая Черногория не имеет возможности в современных условиях проводить самостоятельную политику. Но такой она и нужна Западу, в первую очередь США, для которой отделение Черногории было лишь еще одним ударом по Сербии, которая опять лишилась выхода к морю, и по российским позициям на Балканах. Естественно, что американскому руководству, как и Евросоюзу, глубоко параллельны любые идеи о национальной или региональной независимости. Черногорская независимость представляет интерес именно в пику России и Сербии, поэтому Евросоюз, США и НАТО активно поддерживали сепаратистские тенденции в Черногории, одновременно подавляя национально-освободительные движения басков, каталонцев, шотландцев и других народов Европы, выступающих за свое самоопределение. Собственно, сама история создания черногорцев как народа, полностью отделяемого от сербов, связана с планами Запада по расколу и разрушению сербского культурного пространства. Так, до 1992 г. официально не существовало никакого «черногорского языка», а был единый сербскохорватский язык, считавшийся государственным языком Черногории в составе СФРЮ. В 1992-2007 гг. государственным языком Черногории считался иекавский диалект сербского языка, на котором говорят в регионе. Однако после окончательного отделения Черногории от Сербии государственным языком был провозглашен «черногорский язык». Само это провозглашение поставило в неловкое положение даже специалистов-лингвистов, поскольку было продиктовано не соображениями действительных отличий черногорских говоров от сербского языка, а соображениями политического характера — необходимостью придания большей убедительности независимости Черногории. Достаточно сказать, что сторонники отдельного существования черногорского языка практически в полном составе являются и сторонниками независимой черногорской государственности. Еще в 1992 г. финансируемые Западом черногорские политики и общественные деятели выступали против провозглашения государственным языком Черногории сербского языка, утверждая, что черногорский язык, несмотря на идентичность сербскому, является отдельным языком — как и боснийский или македонский, которые, по сути, также являются диалектными формами сербского языка, но были провозглашены отдельными языками исходя из политических соображений. Выделение черногорского языка стало целенаправленной акцией прозападного руководства Черногории, проводимой для легитимации противопоставления черногорцев сербам, черногорской культуры — сербской культуре. Так, согласно переписи населения Черногории, проводившейся в 2003 г., 63,46% населения республики назвали своим родным языком сербский язык и только 21,96% назвали родным черногорский язык. В основном, черногорский язык считает родным языком население исторической части Черногории — Подгорицы и окрестностей. Показательно, что государственная политика по утверждению черногорского языка дала свои всходы менее чем через десять лет после переписи населения 2003 г. В 2007 г., в соответствии с конституцией суверенной Черногории, черногорский язык был провозглашен государственным языком страны. А в 2011 г. была проведена новая перепись населения, в соответствии с которой черногорский язык назвали родным уже 37% граждан страны. Еще одним шагом в направлении к отдалению от сербов стало официальное уравнение прав кириллической и латинской письменности. До независимости страны черногорцы пользовались кириллицей и, естественно, перевести их на латиницу волевым росчерком пера невозможно, для этого требуется значительная работа, которая и началась пока в форме утверждения равноправия двух вариантов письменности. Но можно быть уверенными в том, что по мере дальнейшего подчинения Черногории Евросоюзу и США использование латинской письменности в стране будет возрастать, вплоть до обозримого перевода на латинскую графику. Найдутся материально ангажированные ученые, которые старательно обоснуют, что латинская графика в большей степени соответствует потребностям черногорского языка. Естественно, что выделение «независимого» черногорского языка и пропаганда латиницы происходят на фоне развертывания антироссийской пропаганды, включая и искажения истории Черногории, российско-черногорских отношений, которые всегда были крайне дружественными.

Черногорцы против НАТО, но власть их не слышит

Массовые волнения в Подгорице, начавшиеся еще в сентябре 2015 г., свидетельствуют о том, что значительная часть населения Черногории не разделяет замыслов руководства страны по интеграции в НАТО. Однако прозападные средства массовой информации и в самой Черногории, и в соседней Сербии уже определили мнимого виновника народных протестов. Разумеется, это Россия, не заинтересованная в ослаблении своих позиций на Балканах. Западные СМИ не уделили внимания массовым протестам в центре черногорской столицы и жесткому силовому разгону демонстраций и палаточного лагеря силами полицейских спецподразделений, однако не забыли про «роль России в провоцировании волнений». Прозападные политики Черногории и Сербии подвергли Россию критике, поскольку уверены в том, что якобы именно Москва срежиссировала акции протеста в черногорской столице. Так, сербский прозападный аналитик Душан Янич утверждает, что Россия возомнила себя «великой державой», организовала «бомбежки Сирии», поэтому она и создает всевозможные препятствия для вступления Черногории в НАТО (http://www.vz.ru/world/2015/10/19/773001.html). Очень показательно и то, что с обвинениями в адрес России выступает прозападная сербская печать. Благодаря черногорскому сепаратизму, исторически взращивавшемуся на средства Англии и Италии, а позже США, Сербия лишилась выхода к морю и значительной части очень близкого в этноконфессиональном и культурном отношении населения, говорящего на сербском языке и исповедующего православие Сербской православной церкви. Но сейчас эти «сербские» СМИ, работающие на своих американских хозяев, совершают регулярные нападки на Россию, якобы защищая суверенитет Черногории. Не абсурд ли? Оказывается, нет. Ведь в самой Сербии существуют весьма внушительные по влиянию политические силы, содержащиеся на западные деньги и также рассматривающие вступление в НАТО в качестве важнейшей задачи для развития сербского государства. Естественно, что эти силы не олицетворяют собой весь сербский народ, но финансовая поддержка из США и Евросоюза делает свое дело — и именно прозападные круги сегодня, во многом, определяют политику сербского государства. «Западники» умудряются разрушать многовековые дружеские связи Черногории и Сербии с Россией, с близким сербам и черногорцам русским народом. Еще в марте 2014 г. Черногория присоединилась к санкциям, которые ввел Евросоюз против Российской Федерации в связи с событиями на Украине. При этом, сама Черногория продолжает развиваться во многом с опорой на те финансовые ресурсы, которые получает от ориентированного на Россию и российского потребителя туристического бизнеса страны. После начала массовых протестов в Подгорице, премьер-министр страны Мило Джуканович заявил, что оппозицию страны поддерживает Российская Федерация, которая ставит своей целью воспрепятствование продвижению блока НАТО на восток. По словам Джукановича, Россия может пойти на любые меры, чтобы воспрепятствовать вступлению в НАТО как Черногории, так и других стран Балканского полуострова. Тем самым, премьер Черногории по факту признает, что для него интересы США и НАТО представляются более важными, чем интересы собственного народа, активно выступающего против вступления в НАТО.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, выступая на заседании Парламентской ассамблеи НАТО в Норвегии, заявил, что страны — члены НАТО все в большей степени поддерживают решение о том, чтобы пригласить Черногорию в состав Североатлантического альянса. При этом сам генсек НАТО подтвердил, что основную поддержку решению черногорского правительства оказывают Соединенные Штаты Америки, правда с оговоркой, что Черногория должна добиться верховенства права, улучшить ситуацию в сфере борьбы с коррупцией и повысить уровень «общественной поддержки» членства страны в Североатлантическом альянсе. До конца 2015 г. НАТО должно определиться с тем, стоит или нет приглашать Черногорию в состав блока. Генсек организации пообещал в начале декабря, после министерской встречи, дать более обстоятельный ответ на вопрос, войдет ли Черногория в состав Североатлантического альянса. «Менее чем через два месяца министры иностранных дел НАТО решат, приглашать ли Черногорию вступить в альянс. Черногория уже провела значительные реформы, вы добились важного прогресса в усилении верховенства права, я призвал вас продолжить увеличивать общественную поддержку членства. Полная имплементация реформ является ключевой. Это может быть сделано, и Черногория предпринимает правильные шаги», — заявил Йенс Столтенберг на состоявшейся в Подгорице встрече с премьер-министром Черногории Мило Джукановичем (Цит. по: http://ria.ru/world/20151015/1302534230.html). Кстати, все проправительственные черногорские СМИ транслировали информацию о прошедшей встрече как о важнейшем политическом событии и настоящей победе премьера Джукановича, хотя встреча в большей степени напоминала приезд «хозяина» к «управляющему». Главным препятствием для вступления страны в альянс, в том числе, остается и отсутствие общественной поддержки членству Черногории в НАТО. Согласно проведенным социологическим исследованиям, больше половины населения страны выступает против вступления Черногории в ряды Североатлантического блока, и это еще очень умеренные данные. Хотя черногорские власти ведут активную информационную кампанию в поддержку вступления страны в НАТО, большинство черногорцев не являются столь наивными людьми, чтобы поверить в те радужные перспективы, которые рисует им Мило Джуканович и контролируемые им прозападные средства массовой информации и общественные организации либерального толка. Сторонники вступления в НАТО пытаются манипулировать общественным сознанием, утверждая, что интеграция в Североатлантический блок будет способствовать улучшению политического и социально-экономического положения страны. По поводу того, что большинство черногорцев вступление в НАТО не одобряет, еще в 2011 г. руководство страны высказалось примерно в таком духе: «некоторые решения, которые полезны для государства, могут быть приняты, даже если большинство населения их не понимает и не поддерживает». Повысить поддержку со стороны населения черногорское руководство рассчитывает посредством откровенного оболванивания через подконтрольные СМИ. Естественно, что в финансирование информационной кампании вкладываются огромные деньги, поступающие из США. Кроме того, залогом вступления в НАТО является безоговорочная поддержка любых действий Соединенных Штатов Америки — в том числе и тех, что направлены против традиционных союзников Черногории (например, против России), а также совершенно не выгодны экономике страны и подлинным интересам ее населения. К примеру, черногорские военнослужащие уже принимали участие в целом ряде натовских военных миссий — в Афганистане, в Сомали и Либерии, хотя эти страны находятся очень далеко от Черногории и не имеют для нее никаких геополитических интересов.

5629d40cdceb0_1445581836

«Плюсы» и минусы вступления в НАТО

Сторонники присоединения к Североатлантическому альянсу из числа черногорских «западников» считают, что это решение будет способствовать укреплению обороноспособности страны. Действительно, черногорские вооруженные силы очень малочисленны и слабы. После выхода из состава союзного государства начался процесс реформирования черногорских вооруженных сил, не завершившийся и в настоящее время. В состав черногорских вооруженных сил входят, во-первых, собственно сухопутные войска, которые не выделены в отдельный вид. Они состоят из бригады сухопутных войск (в составе — горный батальон, пехотный батальон, рота спецназа, рота связи, инженерная рота, артиллерийская батарея), а также роты почетного караула, роты военной полиции и роты электронной разведки. Военно-воздушные силы Черногории, созданные в 2006 г. на базе 172-й авиационной бригады ВВС Югославии, включают в себя 1 вертолетную эскадрилью, 3 вертолетных авиаотряда — поддержки, транспорта и общего назначения, авиатехническую роту, взвод охраны авиабазы и роту ПВО. ВВС дислоцированы на авиабазе Голубовцы, часть которой используется как международный аэропорт г. Подгорицы. ВМС Черногории дислоцируются в порту Бар и включают отряд патрульных кораблей, отряд наблюдения за морем, спасательный отряд, специальный морской отряд, учебный корабль, взвод логистики и взвод связи. Сразу же после провозглашения независимости черногорские вооруженные силы были переведены на комплектование посредством найма контрактников. Современное руководство Черногории надеется, что вступление в НАТО будет способствовать повышению эффективности вооруженных сил страны, так как США и другие страны НАТО окажут помощь Черногории в перевооружении и реорганизации вооруженных сил страны.

Вступление Черногории в НАТО, по мнению «западников», будет экономически выгодным для черногорского государства. Крохотной Черногории, как считают «западники», это даст дополнительные финансовые ресурсы и рабочие места для черногорского населения. Между тем, для Запада Черногория в настоящее время имеет значение лишь в контексте противостояния с Россией. США и НАТО хотят «застолбить» за собой черногорские земли, чтобы в будущем, при возможном изменении политической ситуации на Балканах, Россия не обзавелась собственной военной базой в Черногории. Для этого достаточно создать на территории Черногории хотя бы небольшой натовский «опорный пункт». Пусть это будет расквартированное там вспомогательное подразделение из нескольких десятков солдат и офицеров под натовским флагом — зато оно уже гарантирует принадлежность Черногории к Североатлантическому альянсу. Что касается экономической выгоды от пребывания подобной базы на территории Черногории, то она очень сомнительна. Ну устроится несколько десятков черногорцев поварами, уборщиками и водителями на такую базу, будут американские или британские солдаты посещать пару питейных заведений и продуктовых лавок — и что с того? Стоит ли столь сомнительная выгода не только намеренного ухудшения отношений с Россией (а Россия сегодня — один из крупнейших инвесторов Черногории), но и дестабилизации политической ситуации в стране? Очевидно, что черногорскому руководству США и НАТО делают такие предложения, от которых невозможно отказаться. Заодно Джукановича обеспечили и «индульгенцией» на случай возможных вопросов по поводу жесткого разгона антиправительственной демонстрации в Подгорице и преследований оппозиционно настроенных депутатов парламента и журналистов. Все, что идет во благо американским и натовским интересам — делать можно, все, что осуществляется вопреки этим интересам — нельзя. Логика понятна, но будет ли согласен с политикой своего руководства черногорский народ?

Оппозиционно настроенных черногорцев объединила вокруг себя коалиция «Демократический фронт», одним из лидеров которой является председатель партии «Новая сербская демократия» Андрия Мандич. Он выступил за смену власти в стране и добровольную отставку премьер-министра Мило Джукановича. По мнению Мандича, парламент Черногории (скупщина) фактически потерял легитимность, поскольку не отражает мнение большинства своих избирателей. В случае, если Джуканович не уйдет в отставку, Мандич обещает вывести на улицы Подгорицы всю Черногорию и продолжать акции протеста до тех пор, пока премьер-министр не покинет занимаемое место. То есть, ситуация развивается по классическому сценарию «цветных революций» и «майданов», некогда опробованному Соединенными Штатами в Грузии, на Украине, в странах Арабского Востока, но теперь взятому на вооружение и противниками американского влияния в Восточной Европе. Не исключено, что Черногория станет первым звеном в цепи восточноевропейских «антиамериканских майданов», поскольку политика США, НАТО и Евросоюза в странах Восточной Европы успела настроить на антиамериканский лад значительное количество граждан восточноевропейских государств, недовольных притоком мигрантов из стран Ближнего Востока (размещать мигрантов заставляют «хозяева» из Брюсселя и Вашингтона), участием в конфликтах на стороне США и НАТО, ущербом экономике от участия в экономическом противостоянии с Россией. Та же Черногория получает более 50% доходов своего туристического бизнеса от российских туроператоров, поэтому вполне понятно, что ухудшение отношений с Россией отнюдь не будет способствовать экономическому процветанию Черногории, равным образом и американские, британские или бельгийские туристы не «рванут» на курорты Черногории вместо русских туристов. Естественно, что многие черногорцы прекрасно осознают последствия создания натовской базы на побережье страны для своего собственного кошелька — ведь значительная часть предпринимателей и наемных работников страны «кормится» от туристического бизнеса, ориентированного на Россию. Число занятых в туристическом бизнесе черногорцев в сотни раз больше тех рабочих мест, которые могут появиться в случае появления в стране натовской базы. Помимо туристического бизнеса, источником основных поступлений и в государственную казну, и в карманы граждан Черногории являются сфера обслуживания, «заточенная» под иностранных, в первую очередь российских, туристов, и сфера продажи и аренды недвижимости, также тесно связанная с туристическим бизнесом и, соответственно, ориентированная на Россию. Вступление Черногории в НАТО нанесет, таким образом, удары по основным формирующим столпам черногорской экономики — туристическому бизнесу, бизнесу в сфере обслуживания и бизнесу в сфере недвижимости. Поэтому антиправительственные демонстрации в Подгорице отражают и экономические интересы рядовых черногорцев, не заинтересованных в ухудшении отношений с Россией и появлении на территории страны натовских объектов.

5629d40ce6578_1445581836

Похоже, что массовые акции протеста в черногорской столице поставили прозападный режим Черногории, да и сами западные страны, в довольно двусмысленное положение. Действительно, большинство черногорцев выступают, во-первых, против вступления страны в НАТО, поскольку не видят в этом решении никаких позитивных последствий для страны, а во-вторых, крайне недовольны той социально-экономической ситуацией, которая в настоящее время сложилась в Черногории и которую они считают непосредственным результатом более чем двадцатилетнего фактического правления Мило Джукановича. В Черногории зашкаливает коррупция, очень велик уровень социальной поляризации населения, особенно в сопоставлении с масштабами страны и численностью ее населения, доходы черногорцев крайне малы по сравнению с другими странами Европы. Во всем этом черногорцы винят Джукановича. Последний, опасаясь за свою власть и собственную личную безопасность, уже применил по отношению к митингующим силу, разогнав палаточный лагерь в стране. Но, по видимому, более радикальные протесты еще впереди и сможет ли удержать свое кресло черногорский премьер, кстати — один из инициаторов свержения Слободана Милошевича, пока сложно сказать. Что касается США и стран Евросоюза, то здесь также наблюдается явная паника по поводу событий в Черногории. Кроме унылых антироссийских заявлений с обвинениями в адрес России как мнимого организатора протестов в Черногории, западные политики пока не определились с тем, что же делать в сложившейся ситуации. Уже и представитель Госдепартамента США был вынужден сделать заявление, в котором подтвердил «право народа на мирные протесты» и сказал, что Черногория — «самостоятельная страна и решение о вступлении в ряды блока НАТО может принимать только самостоятельно». Не исключено, что решение о вступлении Черногории в НАТО, активно проталкиваемое США, может быть блокировано Германией и Францией. Во-первых, эти страны испытывают большие неудобства от ухудшения взаимоотношений с Россией, произошедшего по американской инициативе. Во-вторых, им совершенно не выгодна дестабилизация политической ситуации в Черногории, которая может последовать за попытками Джукановича удержать политическую власть и обеспечить дальнейшее вхождение Черногории в состав Североатлантического альянса. Ведь беженцы и переселенцы, в случае обострения политической ситуации в Черногории, в массовом порядке хлынут не в США, а в те же страны Евросоюза, прежде всего — в Германию. Наконец, европейским странам не очень хочется нести и финансовое бремя расходов, связанных с поддержкой режима Джукановича и обеспечением вступления Черногории в НАТО.

Источник

Просмотры: 194

Добавить комментарий