Дмитрий Киселев: Говорим ДАИШ, подразумеваем ИГИЛ

Дмитрий Киселев: Говорим ДАИШ, подразумеваем ИГИЛ

Ведущий программы «Вести недели» предложил отказаться от общепринятой формулировки террористической организации.

На минувшей неделе глава совета муфтиев России шейх Равиль Гайнутдин на совместном заседании двух палат — Госдумы и Совета Федерации — заявил, что аббревиатура ИГИЛ (организация, запрещенная на территории РФ — ред.) не должна использоваться россиянами. Так как террор, во-первых, не может иметь ничего общего исламом, а во-вторых, с государственностью. Отметив при этом, что мусульмане России предпочитают оперировать арабской формулировкой этой террористической организации — ДАИШ. Одним из первых, кто откликнулся на это заявление, оказался ведущий программы «Вести недели» на канале Россия1 Дмитрий Киселев.

— На самом деле еще весной, межрелигиозный совет России, где участвуют представители всех традиционных российских религий, выступил с совместной просьбой к журналистам и политикам не называть варварский псевдохалифат, эту мутацию, раковую опухоль на теле планеты «Исламским государством», — пояснил «КП» гендиректор МИА «Россия сегодня». — Поскольку вся эта террористическая, дикарская конструкция не может ассоциироваться с исламом. В этой аббревиатуре — ИГИЛ — мы становимся пособниками террористов, ни много ни мало.

- Значит, будем переименовывать?

— Мне кажется, настал момент подумать об этом и перейти на общепринятую в мире аббревиатуру. ДАИШ — это сокращение в арабском языке от исламского государства Ирака и Леванта. С одной стороны — это акроним, аббревиатура, а с другой стороны сами террористы не приемлют этой формулировки, они себя так не называют. Более того, за это слово лидеры варварского халифата обещают отрезать языки всем, кто так их так называет. Потому что звучит это сокращение уничижительно для их уха. У них возникают ассоциации с неприятными словами. Ну например в курдском языке даиш — это ишак. Не согревает их уши само по себе это слово. В то же время для русского человека ДАИШ не ассоциируется с исламом. И с некоей государственностью. Глухота к нашим собственным мусульманам становится настойчивой. Если это — неряшливость, то она никого не украшает.

- Но все уже привыкли к этому обозначению…

— Я понимаю, что за один день мы не перестроимся, должен быть какой-то переходный период. Но нам не к лицу засиживаться так долго. Мировая журналистика, в том числе западная, почти перешла от ISIL к ДАИШ. К нам приезжает Франсуа Олланд и говорит «ДАИШ», а мы его переводим как ИГИЛ. Я не думаю, что это наша принципиальная настойчивость, которую мы по здравому размышлению должны защищать. Кто-то должен выступить с инициативой, а наши мусульмане и межрелигиозный совет уже это сделали, и в прессе, наши коллеги должны это дело поддержать. Я уже это сделал в сегодняшний «Вестях недели». Мы попробуем и в агентстве потихоньку внедрять это слово, чтобы для читателей не возникло путаницы. А ведь есть еще требование Роскомнадзора при упоминании ИГИЛа говорить, что это запрещенная организация. Каждый раз такая громоздкая конструкция, не очень благозвучная на мой взгляд. А ДАИШ вполне может работать в русском языке. Пора заканчивать с ИГИЛом не только в военном плане, но и в лингвистическом. Таким образом мы проявим уважение к нашим мусульманам.

Источник

Просмотры: 471

Добавить комментарий