Эксперимент с куклой Бобо или почему нам впаривают кровавые новости?

В 1961 году известный канадский психолог, сторонник теории социального обучения Альберт Бандура (кстати, украинец по происхождению) провел свой самый известный эксперимент с надувной куклой-неваляшкой Бобо. В одной игровой комнате находились взрослый и дошкольник. Пока ребенок играл, взрослый начинал проявлять признаки агрессии по отношению к кукле Бобо. Он пинал, толкал надувную игрушку, подбрасывал ее в воздух и бил молотком. Ребенок за всем этим внимательно наблюдал.

После этого в соседней комнате дошкольнику запрещали играть с игрушками, но потом раздосадованного ребенка все-таки вели в игровую, где среди множества игрушек была кукла Бобо. И молоток. Да-да… Дети брали в руки молоток и со всей своей детской агрессией били по надувному Бобо. Точно так же, как чуть ранее это делали взрослые. Условия эксперимента чуть изменили. Детям просто показывали киносъемку того, как взрослый измывался над надувной куклой. Результат был неизменным: дети толкали, топтали и били молотком ни в чем не повинную игрушку. Эксперимент запечатлен на видео. Посмотрите. Впечатляет.

Позже американские исследователи доказали, что подобному воздействию масс-медиа подвергаются не только дети, но и взрослые. А теперь просто осознайте. Ваш ребенок каждый день в новостях слышит о том, как избивают, насилуют, калечат, мучают людей. Вы каждый день это слышите. Ваши близкие, соседи, коллеги. Это слышат люди с нестабильной психикой и в пограничных психических состояниях. Это слышат мажоры, вбившие себе в голову, что им все можно. Это слышат – да прямо говоря – уроды, придурки и просто отмороженные разных мастей. Слышат и видят.

Каналы, стремясь поразить искушенного многообразием программ зрителя, изгаляются в натуралистичности съемок, а если что-то по соображениям цензуры и не попадает на экраны телевизора, то просачивается в социальные сети или интернет-издания. Ты видишь насилие первый раз – тебя это шокирует. Второй, третий, четвертый – шок проходит, ты привык. Агрессия, насилие становятся нормой, начинают восприниматься как нечто обыденное, допустимое, позволенное другим, а значит — и тебе. Чтобы расшевелить зрителя, ставшего нечувствительным к умеренному количеству насилия, его дозу нужно увеличивать. Всегда. Пока не дойдешь до абсурда. Пару лет назад просто «умилил» канал 1+1, который в вечерних выпусках общенациональных (!!!) новостей – в детское еще, по сути, время – запустил сериал об украинских маньяках. С живописными словесными описаниями, ретроспективными кадрами оперативных съемок и соответствующим аудиорядом. Ни один сюжет из этого цикла я так и не смогла досмотреть даже до половины. На кого это было рассчитано? Для кого делалось? С какой целью? Универсальный ответ сегодняшних СМИ — все для рейтинга.

Такую чернуху и расчлененку действительно смотрят и читают. Не вся аудитория смотрит. Часть. Но почему-то именно на эту часть преимущественно начинают ориентироваться. Хотя все разговоры о том, что это аудитория виновна – ее интересует кровища, грязное белье и пикантные подробности — всего лишь попытка не усложнять себе журналистскую работу. Это самый легкий способ привлечь внимание. И сделать своих зрителей или читателей еще хуже… Чем больше насилия предлагает СМИ, тем менее качественную (образованную, воспитанную, интеллектуальную, успешную, платежеспособную, в конце концов…) аудиторию оно имеет. Менее качественная аудитория в свою очередь не так требовательна к производимому масс-медиа контенту. И так по нисходящей спирали до дна. Убийства, изнасилования, грабежи, кровавые ДТП случаются ежедневно. Является ли каждое из этих событий новостью, о которой нужно рассказывать в СМИ? Однозначно, нет.

Но это решение каждая конкретная новостная редакция должна принимать сама, руководствуясь не только желанием собрать рейтинговую кассу, но и хотя бы чуть-чуть — пониманием того, что журналисты формируют у людей образ социальной реальности, заставляют принимать решения и действовать тем или иным способом. Поэтому даже значимые трагические события нужно преподносить так, чтобы не нарушить главное требование медиков – «Не навреди». Например, социологи зафиксировали, что из-за массовых сообщений о смерти Мерилин Монро в августе 1962 года количество самоубийств в США выросло на 12%, в Британии – на 10%. Не сообщать об этом, конечно, было нельзя. Вопрос в том: как НУЖНО было об этом сообщать, чтобы не спровоцировать новые жертвы. Важно помнить: если тебе каждый день рассказывают, что где-то бьют женщин, намного проще либо забросать снежками депутаток от оппонирующей тебе Партии регионов, либо наброситься с кулаками на беззащитную журналистку. Особенно, если не отягощен умом, хорошим воспитанием и моральными сомнениями. Просто для многих такое насилие – уже НОРМАЛЬНО.

Конечно, тут не только «тлетворное» влияние СМИ, а и обострение социального антагонизма, накал политического противостояния, общее падение культуры и т.д. Но людей уже приучили, что агрессия допустима, бить можно, а за убийство не каждого и сажают. Не хочется говорить пафосные слова о высокой роли журналистики, но пока нет общественных либо качественных некоммерческих, государственных СМИ, даже тогда, когда есть десятки этических кодексов журналистов, единственным реальным механизмом регуляции среды масс-медиа является сам журналист. Почувствует, где Рубикон, за которым уже пропаганда насилия, и остановится – молодец. Не почувствует – это останется на его совести, никаких правовых либо саморегулятивных возможностей привлечь его к ответственности нет. Журналистка Кристин Чаббак еще 40 лет назад эту ответственность почувствовала. 29-летняя телеведущая работала в криминальной хронике филиала канале Эй-би-си во Флориде. Рассказывала об убийствах, вооруженных нападениях, перестрелках, изнасилованиях. Руководство, убежденное, что внутри каждого зрителя, сидит садист, хотело в репортажах все больше и больше крови. Во время прямого эфира 15 июля 1974 года случился сбой – не смогли выдать очередной кровавый сюжет. Со словами «В связи с проводимой «Каналом 40″ политикой, подразумевающей демонстрацию свежей крови и кишок в прямом эфире, вы станете первыми телезрителями, которым будет продемонстрировано самоубийство в прямом эфире», она выстрелила себе в висок. И это пошло в прямой эфир. Немая сцена. Занавес. Продюсеры подсчитывают рейтинги…

Источник

Просмотры: 102

Добавить комментарий