Южная Осетия тоже возвращается в Россию

Карта Южной Осетии

Карта Южной Осетии

Мир сосредоточил все внимание на событиях в Сирии, а тем временем интересное заявление донеслось с Южного Кавказа. Южная Осетия — один из двух регионов, которые после российско-грузинского конфликта в августе 2008 года «провозгласили независимость» под военной и политической защитой России (второй — Абхазия), — намекнула, что планирует присоединиться к России. Президент Южной Осетии Леонид Тибилов заявил о намерении в ближайшее время провести «референдум» о вхождении республики в состав России. Если учесть, что практически все население Южной Осетии желает слияния с Россией (в силу определенных экономических причин, желания полностью избавиться от грузинской угрозы и мечты о воссоединении Осетии), станет очевидно: Россия вот-вот подпишется под еще одним «свершившимся фактом».

Южная Осетия — небольшой регион, расположенный к югу от Главного Кавказского хребта, в советское время присоединенный к Грузии. Осетины, в честь которых и был назван регион, относятся к ираноязычным народам и говорят на языке, родственном персидскому. Подавляющее большинство населения — православные христиане. Южная Осетия, которую с Северной Осетией, входящей в РФ, объединяет единое политико-общественное прошлое, носящее историческое название «Алания», стала жертвой «социально-инженерного» проекта, реализованного СССР. Советский Союз был против существования единого осетинского государства, полагая, что оно может стать сценой «национально-освободительного пробуждения», и разделил этот регион на «север» и «юг», исходя из его положения относительно Кавказских гор. В результате Северная Осетия с центром во Владикавказе осталась в составе России, а Южная Осетия с центром в Цхинвале стала относиться к Грузии. Эта разобщенность сохранилась и при распаде СССР, а Осетия была разделена между двумя государствами (Россией и Грузией).

Но эта ситуация не помешала Южной Осетии поднять флаг восстания против Тбилиси. Цхинвал, который в результате этнического конфликта и гражданской войны начала 1990-х годов де-факто отделился от Грузии (выдворив этнических грузин, проживавших в этом регионе), после российско-грузинского конфликта 2008 года провозгласил независимость, которую признали в Москве. Сегодня, помимо России, эту независимость признают такие государства, как Венесуэла, Эквадор, Науру. Грузия расценивает ее как российское вмешательство на грузинских территориях. В то же время данный шаг России также можно рассматривать как ответ поддержке, которую США и другие западные игроки оказали «независимому Косово». Ведь независимость Косово была провозглашена, несмотря на протесты Сербии, а также вопреки серьезным протестам относительно использования права на самоопределение.

Организация «референдума», который совершенно явно будет означать шаг в сторону присоединения к России через семь лет после провозглашения независимости (не признанной ни ООН, ни миром в целом), предполагает, что практика, имевшая место на Украине (обозначим ее как «путинскую доктрину»), сработает и в Грузии. Путинская доктрина подразумевает обеспечение шагов, направленных на отделение или присоединение к России регионов (расположенных на постсоветском пространстве и имеющих сепаратистские / ирредентистские импульсы), где русскоязычное население находится в большинстве или где проживают пророссийски настроенные народы, при оказании им в случае необходимости политической, экономической и даже военной поддержки. Впервые Россия осуществила это на Украине. Она «аннексировала» Крым, с одной стороны обеспечив безопасность региона с помощью военнослужащих в масках без опознавательных знаков, заполонивших улицы Крыма, с другой — обеспечив принятие полуостровом (где русскоязычные и желавшие войти в состав России составляли большинство) решения о присоединении к России.

Этот же трюк Россия сегодня пытается провернуть в Южной Осетии. Регион, провозгласивший независимость в 2008 году, фактически защищают российские военнослужащие, экономическую деятельность здесь практически полностью направляет Россия, и почти все население региона желает присоединения к РФ. Поэтому, когда Леонид Тибилов говорит о намерении вынести вопрос о вхождении в состав России на «референдум», это показывает, что аннексия этого региона Россией — вопрос времени. Референдум в этой республике Россия проведет тогда, когда ей будет удобно. Немаловажную роль в этом сыграет то, как будут развиваться события в Сирии и на Украине. Чтобы создать впечатление, что ситуация в двух этих странах сложится в ее пользу, Россия, возможно, применит против Запада такие свои козыри, как Южная Осетия и даже Абхазия. Более того, эти имеющиеся у России козыри не ограничиваются только регионами в составе Грузии. Во многих постсоветских странах есть так называемые «зоны замороженного конфликта», которые Россия сможет использовать для реализации собственных интересов. Самые известные из них — Нагорный Карабах (с помощью которого Россия, с одной стороны, поставила под свой контроль внешнеполитические маневры Азербайджана, с другой — полностью привязала к себе Армению) и Приднестровье (наличие этого сепаратистского региона в составе Молдовы во многом объясняет ту чрезвычайную робость, с которой эта страна действует в плане отношений с НАТО и ЕС). Кроме того, Россия, не признавая независимость Косово, с одной стороны, поддерживает Сербию, с другой — наряду с Китаем выступает как один из важнейших игроков, препятствующих признанию этой независимости в ООН.

Статус Южной Осетии, представляющей собой небольшой регион с населением в 80 тысяч человек и потенциально не способной быть самостоятельным государством, стал предметом борьбы глобальных и региональных держав за силу и влияние. Нельзя сказать, что Россия жаждет слияния этого региона с Северной Осетией, которая уже находится в ее составе. Ведь тогда возникнет некая политическая структура под названием «Осетия» с ярко выраженной осетинской идентичностью. Россия, которая по Северному Кавказу не понаслышке знает о проблемах, возникающих из-за такого рода регионов с интегрированной этнической идентичностью, едва ли пожелает создавать очередной источник проблем. Тем не менее то, что осетины — православные христиане, и даже в случае возникновения Осетии составят не более половины населения в этом регионе, можно считать факторами, снижающими риски для России.

Суть борьбы между Западом и Россией, которая разворачивается в Евразии и на Ближнем Востоке, — конфликт между требованием гегемонии со стороны Запада и многополярностью, о которой говорит Путин. События, происходящие на Украине и в Сирии, сегодня образовали глубокие линии разлома. Попытка России в рамках путинской доктрины использовать зоны замороженного конфликта (которые возникли на постсоветском пространстве в этнорелигиозном контексте) для обеспечения своих интересов ведет к тому, что социальные тенденции и политические требования таких регионов, как Южная Осетия, сказываются не только на жизни региона, но и всего мира. Процесс, который сегодня начался с Южной Осетии, завтра может вылиться в споры о статусе Абхазии, Приднестровья и даже Нагорного Карабаха, а также новые «свершившиеся факты».

Источник

Просмотры: 359

Добавить комментарий